С английским у меня беда. Дело в том, что учил я его по MS-DOS и Паскалю, а потом по фильмам. Поэтому читать и переводить в нашу сторону научился хорошо, а вот строить предложения на лету для разговора – нет. А оно сильно надо, потому что у Мосигры всё больше и больше партнёров в Европе. Думаю, у вас такие проблемы не возникают, но вот желание заправить трактор иногда появляется — и живой английский реально нужен почти каждому.

Мой заезд: Швейцария, Эмираты, Германия, Канада, Франция
Мой заезд: Швейцария, Эмираты, Германия, Канада, Франция

Поэтому я недолго думая отправился в Южную Африку. Быстрых по визе вариантов с тёплой погодой было три: Мальта (где среди учеников сплошь китайцы, а сам остров можно обойти за два дня), Дублин (с очень интересным акцентом) и Кейптаун (колония Великобритании). Поэтому – вниз, за экватор, и на самый край обитаемого мира. В Африку, к пушистым слонам и пингвинам, копающим норы.

Английский

В городе две известных школы – это EF и EC (моя). Занятия шли так: 9:00 – 10:30 чтение и письмо, 11:00 – 12:30 – разговоры и слушание, 13:30 – 15:00 – профильные классы (для курса «интенсив»). После обычно мастер-класс или какая-то активность школы. Я взял три недели. Сразу скажу, что лучше брать либо две недели (как раз на погружение в среду и поиск слабых мест), либо сразу месяц и более. И обязательно – интенсивный курс, благо разница в цене всего около 2-3 тысяч рублей, а занятий в полтора раза больше.

До этого я взял репетитора на пять занятий ещё в Москве: вспомнили основные времена, написали пачку деловых писем, обсудили мою работу и немного поставили произношение. Очень помогло в прохождении вступительного теста и ориентировании в городе.

Встреча

На месте нас встретил специально обученный товарищ ярко-шоколадного цвета, который вместо того чтобы сразу пихать в автобус, отвёл поменять денег в аэропорту и купить SIM-карту. Очень правильно и мудро. Прямо по дороге подцепился сначала 2G-интернет, потом – 3G. Затем в зоне LTE предложили прыгнуть на него, но мне показалось, что 10 Мб/с на 3G – это как раз то, что нужно, чтобы успеть отменить загрузку чего-то ненужного. Кстати, гигабайт в стартовом пакете дали честный – тот, в котором 1024 мегабайта, состоящих, в свою очередь, из 1024 килобайт каждый. Прямо сюрприз после наших телекомов.

Кстати, главным условием агентству, которое всё делало, был бесплатный быстрый Wi-Fi в отеле. Ясное дело, агентство это полностью провалило.

В автобусе шофёр вручил пакет с инструкциями на первое время. Они были на английском, и некоторые студенты нехило так поупражнялись со словарями, прежде чем поняли, что там. Основы – как вызвать такси, где брать воду, телефоны экстренных служб, безопасность в городе, когда приходить в школу на инструктаж, базовый этикет, типичные ошибки туристов (в частности, смотреть не в ту сторону на дороге с правосторонним движением). Карта до школы.

Студенты, прибывшие на месяц и более, останавливались в семьях (по обмену), я же поехал в «резиденцию» — что-то вроде общаги, побитой по номерам разного размера. Были студенты из отелей, но больше всего повезло тем, кто просто снимал квартиры в недалёком пригороде. В целом, до месяца, отель хорош для тех, кто более-менее говорит, резиденция – для всех.

Русских, кроме меня, не было. Зато в ассортименте попадались жители Швейцарии, Бразилии, восточных стран, пара канадцев, пара турков и один очень бодрый китаец с тремя тысячами друзей в Фейсбуке (Как? Он же у них, вроде, закрыт?). Не очень общительный, сталбыть.

Интернет и розетки

Вай-фай как бы условно есть, но его тупо нет. Кафе дают по 50 мегабайт в день в единой сети (то есть из одного в другое не погуляешь), причём в половине случаев эта сеть вообще не пашет. В школе есть вай-фай, но он выдавал стабильные 300 бод, поскольку основные полосы были захвачены скайпом – а эта штука у нашего админа обладала свойствами газа и занимала весь доступный канал в приоритете. В итоге оставалось только пользоваться своим собственным сотовым интернетом. Он довольно дорогой – около 1400 русских рублей за пакет в 5 гигабайт. Такого пакета мне хватило на 3 недели, кстати – яблочные девайсы и седьмая винда с антивирусом бодро жрали трафик в три горла под фотопоток и технический обмен.

Переходники на все телефоны и розетки на блошином рынке – скорее всего, почти все ворованные
Переходники на все телефоны и розетки на блошином рынке – скорее всего, почти все ворованные

При этом последний раз, когда я загружал только заголовки писем и ходил без графики во времена диалапа, мой расход редко превышал 5 мегабайт за сутки. Реальность оказалась несколько неожиданной.

Розетки не наши, но переходники есть почти в любом магазине. Первый день можно без переходника с помощью зубочистки и какой-то матери – для моей зарядки от чёрно-белой Нокии питание вполне подошло.

Мыс Доброй Надежды
Мыс Доброй Надежды

Первый день в школе

На входе в школу нам выдали по соске. На самом деле, как оказалось, водяные бутылки – это основа выживания в Африке. Почти у всех одна такая всегда с собой. Стаканчиков нигде нет – если видишь бак с водой, подставляй свою бутылку. Очень поразили эти бутылки в одном отделе с канцтоварами и пеналами: вот что ребёнку определённо нужно в школу.

Потом мы заполнили пару бумажек, позавтракали и поговорили по 5 минут с будущими учителями. Они оценивают разговорные навыки и просто знакомятся. Сюрпризом оказалось то, что за «I shall» срисовывают полтора балла, за «I will» один, и только «I’ll» будет правильным в разговорной речи. На данном этапе самым важным оказался вопрос: «Зачем тебе язык». От этого зависит распределение по послеобеденным классам. Там всякие «Культурные различия», «Эпос», «Этикет» и так далее. Самый сложный – деловой английский, но он идёт на уровне Advanced. Именно на него я чётко нацелился, хотя всегда считал себя intermediate.

Потом – тест. Сначала на грамматику (времена, общее знание структуры предложений, всякие must/should, used to, герундий, использование Present Progressive и Simple для описания событий будущего, Past Simple для выражения желаний в настоящем и так далее). Половину этого я тупо не понимал, но угадывать оказалось довольно легко, благо почти все примеры встречались в книгах или правилах игр.

Вторая часть – диалоги, по которым нужно отвечать на вопросы. Они сложные для новичков. Вот пример: женщина может минуты три распинаться про свою новую Феррари, как у неё урчал движок, как круто ездить на ней по магазинам, а потом сказать: «Ну, я рулила полдня, и у меня нога заболела, посмотрите?». А надо сказать, с кем она говорит: подругой, техником или доктором. Вторая часть – длинный текст, который надо фиксировать по фактам. У нас было психологическое исследование по лайкам в Фейсбуке с большим количеством чисел.

Третья часть – чтение. Надо прочитать текст и ответить на вопросы по нему. Вопросы были с подковыркой, правильным ответом пару раз было «не знаю» — учитывайте. Как показало ковыряние в тесте после сдачи, с логикой составители дружили не всегда: если в тексте встречалось «почти все делают так», то выбирая из вариантов «некоторые это не делают», и «так делают все» надо было брать второй.

Финал – эссе. Даётся на выбор 2-3 темы типа «ты зашел в самолёт и не знаешь, куда он летит» или «расскажи о своём любимом месте», или «как бы ты отметил свой день рождения». Поскольку я был твёрдо уверен только в идеальном знании Present Simple, выбрал про любимое место. Как потом оказалось, они оценивали не грамматику, а широту словаря, умение строить сложные предложения, образность языка и стиль изложения под ситуацию. Если не уверены, лучше писать коротко – считается количество косяков, а не их процентное соотношение к объёму текста.

Тесты у них с истинным генератором случайных чисел в ответах. То есть, например, в группе из 10 вопросов по 3 варианта на каждый может не быть ни одного верного ответа B.

Через час мне дали высший балл в потоке. Не хватило 3% до Advanced. И сразу началось занятие по бизнес-английскому.

Бизнес-английский

Это нечто безумное и крутое. Ты врываешься в уже идущий курс и просто подхватываешь на лету то, чем занимаются все остальные. Преподаватель – пожилой мужик Ян. Упрямый как старый профессор в ВУЗе, нетерпеливый, местами ворчит.

В группе оказалось два немца с MBA по финансам (тимлид Крис из HTC и Кристина из Люфтганзы, специалист по аутсорсингу процессов); бородатый перс Ибрагим, айтишник из телекома; хитрющий араб Альмадин, инженер; прекрасная Надин-Мари (итальянка, живущая в Германии из техсаппорта Лейки) и Марианна (из Бразилии, стажер в колл-центре телекома).

Уроки шли бурно. Как правило, сначала нам давались правила языка: например, как правильно можно задавать прямые и непрямые вопросы, как строить вопрос так, чтобы получить как можно больше информации из собеседника, как придавать нужную эмоциональную окраску вопроса. Я, например, не знал, что «Could you, please…» и «Please, could you…» — это две большие разницы. После теории мы практиковались в письме (чаще всего – собирали текст из кусочков или дополняли предложения в нужном ключе). Затем – слушали какого-нибудь гуру по этому вопросу с радиоинтервью (например, по переговорам – CEO Кока-колы, по сервису – главу сети дорогих бутиков и так далее). Отвечали на вопросы по тексту. Затем – вели свои переговоры. Ян мог побить нас на команды, дав вводные по бизнес-кейсу (типа, разрулить проблему с пиратскими дисками в сети Titan – одна команда за журналистов, вторая за PR-команду), провести HR-интервью с сотрудниками или так далее. На одном из занятий он принёс 10 писем в саппорт Самсунга и дал послушать три звонка плюс одно сообщение на автоответчике – нужно было выставить приоритет каждому инциденту и нарисовать меры исправления ситуации в условиях ограниченного бюджета. Что радовало, все ситуации жизненные, хоть и десятилетней давности. По большей части из IT-сферы.

Надин-Мари пытается объяснить что-то Ибрагиму
Надин-Мари пытается объяснить что-то Ибрагиму

У нас сразу как-то не сложилось с культурными различиями. Арабы вдвоём прессовали клиентов вглухую, типа, заплатил – гуляй, уже не наши проблемы. Надин-Мари из-за профессиональных европейских деформаций считала, что клиента надо успокаивать, но ничего практического не делать. Марианна не понимала половину кейсов, поскольку не могла различать речь из-за акцента. Мы с немцами стояли за хороший сервис. В итоге мы играли в демократию, перетягивая Надин-Мари на свою сторону, либо просто выматывали Ибрагима и Альмадина до предела кучей требований, после чего они шли на уступки. К концу второй недели немцы ушли к индивидуальному учителю, а я научился использовать слабость позиции «ты мне, я тебе», перечитал «Современную дипломатию» и заодно пронёс в голову коллегам понимание того, что если у клиента что-то не ладится с товаром – это не его проблема, а наша, потому что от этого зависит, купит он или нет следующий. Ян радовался, что вместо «No way» этот русский научился говорить что-нибудь вроде «It’s too difficult to us».

Утренние классы

Они оказались попроще после делового английского. В моём случае разгадка банальна – утренние классы шли на Upper Intermediate-уровне (потому что я фигово писал и говорил), а деловой – на Advanced.

Учиться оказалось просто. Проблем у меня было три – неумение использовать времена по ситуации, постоянные промахи с артиклями и кривые предлоги. С артиклями мы порешали сразу после того, как мне объяснили, кто такой noun – поскольку теорию я не проходил, это стало прорывом. С предлогами я продолжаю косячить, но уже меньше – их надо учить. Со временами пошло медленнее. Группу Simple я уже знал и умел, потом было два занятия про отличия Perfect от Simple на конкретных примерах с викторинами и сочинением рассказов – повезло. А дальше оказалось очень просто. Немного поработали с произношением, и всё стало тип-топ. После исправления «the» на правильное мягкое, таксисты стали принимать меня за местного, так что пользу английского я сразу ощутил.

Дальше я шел на уровне «три девятки». Меня догонял бодрый африканец Тамир и всё та же прекрасная Надин-Мари (когда я сдавал выходной тест, она перешла на Advanced-уровень). Остальные в группе учились без особой инициативы. А именно от неё зависело, как быстро знания применяются. То есть если поедете – нужно буквально выгрызать знания, это резко повышает эффективность.

Что делали на занятиях? Иногда разбирали как писать письма, потом читали примеры, потом писали письма друг другу и отвечали на них – по разным заданным темам с описанием ситуации. К примеру: «Ты запарковался около дерева, знака не было видно. Вернулся – штраф под дворником. Напиши письмо в управу про то, что оштрафовали тебя совершенно зря». Или: «Вот кузина прислала тебе письмо с аттачем, ответь ей в том же стиле». И давали письмо и аттач.

Учёба шла быстро.

Учителя были классные. Первый класс вёл Матеус Герхардус Босман. Чувак сначала показался простоватым, но то, как он круто разруливал разные ситуации, заставило меня присмотреться и задуматься. На деле он оказался очень крутым в плане передачи знаний. Второй класс вела боевая британская бабушка Линда, которая отличалась искренним добродушием, железным характером и не по годам глубокими познанием в IT и жаргоне. «Вот ты бы так твит написал? Нет. Пиши just4u, хоть это меня и бесит!».

Харди учит нас рассказывать истории
Харди учит нас рассказывать истории
Бой-бабка Линда
Бой-бабка Линда

Через неделю вместо неё поставили молодую Эми – она вообще работала как неоперенный стажер. Если Харди и Линда могли бы держать аудиторию человек в 100 спокойно, Эми «сдулась» бы на десятке. Что и случилось, собственно. Её заменил Уоррен – бойкий чувак с чудовищно быстрой речью, способный сидеть по-турецки прямо на столе. Учебник он сразу выкинул и начал давать нам реальный английский из всяких газетных вырезок, задавать сложные вопросы и вообще заставлять думать и общаться.

Уоррен «как есть»
Уоррен «как есть»

Факультативы

Во-первых, всегда можно зайти в центр речи. Там магнитофоны, книги и диски с аудиозаписями. Берёшь «Оливера Твиста», вставляешь диск, цепляешь наушники и слушаешь. Как вы догадываетесь, с тем же успехом доступно в России с помощью фильмов или аудиокниг, и может стать одним из лучших способов учить язык.

Класс для слушания и книги в нём:

9 Английский в Африке

Во-вторых, были мастер-классы, но они оказались, в основном, для pre-intermediate, то есть слегка скучными. Эмоций мне хватало на деловом английском. Вместо мастер-класса можно было отправиться куда угодно или же участвовать в мероприятии от школы.

В-третьих, активности школы. Я ходил в пешую прогулку по городу (практика слушания гида – на уровне: «Плохо говоришь? Попробуй посидеть вот в этом баре. У меня был один студент, который взял два пива и начал складно говорить. Ааа, не пьёшь? Ну тогда приударь за нашей студенткой из Франции: будешь разговаривать как миленький!»). Второй была экскурсия по городу на автобусе – нам дали цветного чувака с чудовищным акцентом, речь которого надо было ещё разобрать. Он говорил медленно, простыми словами и жаловался, что его используют как учебное пособие для уже второго поколения студентов.

Интернет-центр школы
Интернет-центр школы

Было много чего ещё, но дальше я просто вписывался в группы с британскими туристами в центре туризма Кейптауна, что решало сразу кучу вопросов. Нет ничего ужаснее любопытной британской бабушки, которая твёрдо решила наставлять молодого человека в своём божественном языке в течение 8-часовой поездки. И нет ничего круче старого инженера-нефтяника из Канады, который, внезапно, читал книгу моего деда – и с которым мы нашли кучу вещей к обсуждению.

Раз в три недели проходит переаттестация – это тот же вступительный тест, но на этот раз можно написать его лучше и получить level-up. За это вас переведут в группу старше, где снова придётся запоминать имена всех в классе. Уйти в группу ниже можно только при условии, что вы вообще не врубаетесь в происходящее – но это случится задолго до теста. Но даже если вы его не сдадите, вам всё равно насыпят пару новичков, потому что новый набор. Повысить вас могут и раньше положенного – в классе не может быть меньше 4 учеников, поэтому если где-то выше недобор, вас временно приподнимают с парой баллов, не хватающих до нужного уровня. Догоните за цикл – ок.

Хинт: если что-то не так, нужно сначала вежливо попросить тест для работы над ошибками, выучить непонятные места, а потом на следующий день сказать, что вы были больны, пьяны и, вообще, это был ваш брат-близнец, известный на весь город дебил. Плюс он списывал другой вариант у китайца со второй парты. Всё это надо спокойно и обстоятельно излагать координатору курсов – тогда вам дадут пересдать прямо на месте, что в 70% случаев ведёт к повышению уровня. Потому что здесь любят инициативу.

Советы

  • В классах почти все работают парами. Поэтому очень важно понять, кто как сидит, и сесть либо рядом с самыми сильными в языке, либо рядом с красивой девушкой. Классы обычно по 6-10 человек, расположение – «круглый стол». Математическое ожидание оптимально на позициях №3 и №4 от преподавателя по часовой стрелке. Жители Востока читают в другую сторону, поэтому против часовой стрелки не садитесь, иначе всю дорогу будете вместо европейского акцента учиться с арабским.
  • Когда будете брать туры – всегда старайтесь сесть прямо рядом с гидом. Если дорога дальняя (типа сафари) – ему захочется поговорить, и говорить он будет с вами. Учитывая, что произношение тут либо чистое британское, либо африканское домашнее, это будет мегаполезно. В турах задавайте максимум вопросов, даже тупых. Главное – практиковать язык.
  • Говорите со всеми. Официантов просите рассказать историю кафе, сотрудников музея – рассказать об этом месте, таксистов спрашивайте о жизни. Но! В такси сначала произнесите на безукоризненном английском точку назначения и уточните цену, а уже потом выдавайте, что вы не местный. У них есть счётчики, но видя иностранца, вполне могут включить по ночному тарифу, например. Таксисты всегда с точностью до 5% знают цену до точки назначения по счётчику.
  • Не стесняйтесь говорить, что вы учите английский, и просить повторить последнюю фразу ещё раз. Помедленнее. Другими словами. Выучите вежливые фразы для этого в первый же день. В городе все всё понимают и идут к вам навстречу. Важно только не говорить это тем, с кем вам ещё предстоит торговаться.
  • Приготовьте визитки с почтой и вашим FB-профилем. FB тут рулит.
  • Студенты кучкуются по национальному признаку. Русских там нет. Оптимально либо сразу устанавливать плотные отношения с яркими индивидуальностями (не перепутайте их с аутсайдерами), либо дружить с китайцами. Китайцы почти русские. Жители Швейцарии друг друга не любят, поэтому можно общаться и с ними. Однако если вы на две недели – лучше тратить первую перемену на еду, а большую (в час длиной) – на прогулки по городу и общение с жителями.
  • Поскольку это Африка, очень важно съездить в сафари по садам – это 5 дней в оптимальном случае. Делайте визу на 5 дней больше, чем обучение, забивайте на учёбу, говорите координатору, что вы в сафари с пятницы по среду – и двигайте навстречу приключениям. Пропущенное время приплюсуют к курсу в конце. Если не складывается с визой – меняйте его на индивидуальные занятия по курсу 1:4. И просчитывайте ситуацию с отелем – платить за пять лишних дней не очень весело. Но ехать без 3-4 занятий тоже не очень – нужно успеть погрузиться в языковую среду, иначе ничего не поймёте, если у гида будет хоть какой-нибудь акцент.
Мой утренний класс
Мой утренний класс

Разное

Еда есть всякая и дешевая. Преступность высокая, в основном – грабеж по ночам. Ночью лучше сидеть дома или ходить без фотоаппарата. В отелях и других запирающихся помещениях не воруют особо. Валюта (ранд) меняется из доллара и евро, но оплатить картой можно что угодно и где угодно. Билеты в автобусах – RFID-карты, дешево и круто. Малярия на 100 километров выше, прививки не нужны. Люди все доброжелательные, но без лишних сантиментов.

Результат

Полностью английское окружение сделало своё дело. Я научился более-менее свободно поддерживать разговор, различать даже относительно адовые акценты в быстрой речи, узнал невероятное количество новых слов из разговорной лексики и уточнил несколько нюансов передачи смысла разными инструментами. Доволен, конечно же. Единственный минус — ещё три дня после приезда ловил в русской речи английские слова типа «вот это наш основной поинт». К счастью, смог их извести на корню довольно быстро. Да, ещё дали какую-то большую красивую бумажку про мой уровень английского, но я её продолбал.

КДПВ

Пляж с пингвинами. Эти черти реально живут в Африке и реально копают норы. Такие вот странные птицы:
Английский в Африке

Столовая гора:

Английский в Африке

Внезапное дерево:
Английский в Африке

Ездовые слоны:
Английский в Африке

Лев в кустах:
Английский в Африке

Еда:
Английский в Африке

Интересные комментарии:

В: Если не секрет, во сколько обошлось обучение?

О: Я брал всё, когда не было ещё свистопляски с курсом рубля, поэтому цены уже не очень актуальны. Билеты легко пробиваются, без виз — с пересадкой в Стамбуле. Школа EC Cape (это филиал сети, разбросанной по миру), форма для запроса у них на сайте. Отели можно поискать через Букинг. Про еду, экскурсии и всякие чудеса есть вот здесь (жж). Безопасно, если не щёлкать клювом — основная угроза в том, что 40% населения страны безработны, и им реально нечего делать. Агентство фейлит всё (в моём случае) — особо узнавайте про детали отеля, точное расположение, завтраки и проверяйте всё в договоре. Ехать можно на майские, позже не надо — там сейчас начинается зима.

В: Ну хотя бы порядок затрат в долларах-то можно озвучить :)
О: Билеты 1500, остальное около 3000 без еды и всяких эвентов, но включая обучение, визу и комиссию агентства. Но не сильно поможет, потому что прыгает наш курс, их курс и меняется сезон.

В: Я вообще не очень понимаю для чего надо брать отпуск, ехать за кучу денег сидеть за партой слушать про герундий пусть и из уст носителя языка.
Я, конечно, понимаю, в языковом турагентстве вам расскажут про погружение, оксфордское произношение (нет такого, вот кокни — да, есть) и прочее, но чтоб язык нормально выучить, надо год-два-три, три том должны быть реальные задачи чтоб их на языке решать. А потом ещё и выучить кучу фраз как, например, «catch 22». Часто слышу в лондонском метро группы из России, приехавшие на такие курсы. Денег отдали кучу, а «погружаются»… в разговоры по-русски с такими же соотечественниками.
О: Именно по этому автор топик специально уточнил, что других русских в группе не было и контакты на русском были минимизированы. Аналогично, когда еду в отпуск то ищу места с минимальной концентрацией русских. Я люблю свою страну, но иногда от неё надо отдыхать. Ну и для языка плюс.
В: Он же, кстати, наконец-то объяснил мне, кому и зачем нужна ворованная витая пара. Так кому и зачем? Интрига!

О: Касательно ворованой витой пары (хотя речь, если честно, идет скорее, про толстые скрутки телефонных кабелей, толщиной от 30 до 60мм):

Процесс происходит следующим образом: 3 часа утра, спокойная ЮАРская ночь, только иногда взрыкивают в кустах львы. По проселочной дороге неспеша едет раздолбанный пикап с большой такой катушкой для кабеля в кузове. Потом есть два варианта, не сильно отличающихся между собой — со столбами и с люками.

Вариант 1: черный-черный негр карабкается на черный-черный (деготь) столб и трудолюбиво отрезает кабель, передавая конец оного помощникам внизу. Расстояние между столбами метров 25, так что слабины хватает, чтобы на катушку его закрепить.

Вариант 2: черный-черный негр спускается в черный-черный (темно) люк местного телекома и опять-таки трудолюбиво отрезает кабель, но тут он его уже крепит на железный (или не очень, какой найдут) трос, который опять же крепится к катушке.

Катушка, надо сказать, укреплена на пикапе в позиции а-ля ворот. После этого черный-черный (негр) водитель, жмет на газ и уезжает с места преступления, а сообщники в кузове лихорадочно наматывают тянущийся за пикапом хвост из кабеля. Либо пока не порвется, либо пока катушка не заполнится.

Операция с момента перерезания кабеля занимает минут 20, что даже при немедленном реагировании телекома или полиции оставляет достаточно времени, чтобы скрыться в неизвестном направлении.

После этого в тайном (угу) месте катушка водружается на покрышки и торжественно сжигается в языческом ритуале. Поутру медь вынимается из остывшего костра, водружается на тот же пикап и доставляется в пункт приема цветмета, где обменивается на деньги, которых хватит на пяток ящиков пива.

По особому заказу, кусок кабеля перед сожжением можно и отрезать, чтобы обеспечить угнетенных негров из бедных районов электроэнергией. Жилы расплетаются на две косички, к одному концу привинчивается розетка, другой конец запитывается от ближайшего фонаря или, еще лучше светофора. Кабель маскируется и к розетке, как ручейки, сбегаются многочисленные удлинители со всего района.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ